Главная - Новости онкологии - Общие новости - Как были разработаны первые зарегистрированные лекарства? Ранние клинические испытания
Как были разработаны первые зарегистрированные лекарства? Ранние клинические испытания

Как были разработаны первые зарегистрированные лекарства? Ранние клинические испытания

Размер шрифта:
уменьшить
сбросить
увеличить

В связи с тем, что клинические исследования представляют собой неотъемлемую часть современной медицины, мы склонны думать, что они являются продуктом современной эпохи, в которой мы живем. Но клинические испытания, проведенные 400 лет назад, играют роль важного посредника в установлении связи между государством, лекарственным рынком и потребителями. Многих удивит то, что история участия клинических испытаний в фармакологическом рынке и получении лицензий, а также участия правительства в данных процессах простирается еще к 16 веку. Большинство лекарств, которые продавались в раннем современном периоде в европейских аптеках, не проходили частых испытаний. Но, помимо аптек, иногда лекарства продавались лицами, которых называли шарлатанами, которые получали официальное разрешение на продажу определенного лекарства; при этом лекарства, которые продавались без лицензии, требовали проведения более частых испытаний. До 1500 гг. для того, чтобы получить лицензии на особые лекарства, лекари Испании и Италии, проходили определенные процессы. В других регионах, в связи с тем, что процессы официального разрешения на использование лекарств занимали еще больше времени, для получения правительственной поддержки клинические исследования превратились в очень важное средство. Например, один металлург по имени Андреас Бертольд (О.1610) в 1580 году объездил всю Германию для того, чтобы рассказать о препарате под названием Силезский Терра Сигиллата – чудодейственное лекарство и противоядие. Это лекарство производилось из специальной глины, которая доставалась из холмов города Стрига (сейчас Стрзегом, Польша), и его фармакологической формой были маленькие таблетки. Как и многие другие противоядия, это лекарство продавалось как препарат «спасение от всего», он был эффективен сразу при нескольких заболеваниях, включая всевозможные отравления и чуму. Несмотря на то, что утверждалось, что это лекарство было открыто доктором Джонсом Монтанусом (1531-1604) из города Стрига, основным продавцом и человеком, познакомившим общество с этим лекарством, был Бертольд. Вместо того, чтобы ограничиваться одними заявлениями об эффективности лекарства, Бертольд предложил ответственным лицам испробовать его на себе. Доктора, принцы и городские правители провели три важных исследования с отравленными образцами. Председатель муниципалитета Жюлиха, Германия, провел небольшое испытание – одной собаке он дал высокую дозу яда вместе с противоядием, а другой собаке он дал только яд. Первая собака продолжала жить, вторая умерла. Принц Уильям Хесс-Кассел ШМ (1532-1592) приказал докторам протестировать лекарство Бертольда, используя восемь собак и 4 различных яда. Только половине собакам дали противоядие, и все собаки, которым дали противоядие, выжили.



Другой половине собак сначала дали половину дозы (из-за жалости принца), собаки умерли в больших мучениях, кроме одной собаки, которая потом выздоровела. После такого шумного успеха принц Гогенлог Вольфганг ШШ (1546-1610) с целью тестирования «насколько эффективно лекарство для животных, и эффективно ли оно для людей» приказал врачам испытать «Силезский Терра Сигиллата » на одном осужденном в 1581 году. Осужденный остался жив, таким образом, удалось получить еще большие доказательства эффективности данного препарата. Руководители упомянутых трех исследований преподнесли подписанные официальные справки с печатями, подтверждавшие эффективность лекарства Бертольда. Бертольд добавил эти письма к книге, переведенной в 1587 году на английский, в которой рассказывалось о достоинствах препарата. Несмотря на то, что эти письма не имели характеристик лицензии, эти утверждения, полученные от уважаемых политических лидеров, сумели повысить продажи «Силезский Терра Сигиллата » Бертольда в аптеках, начиная от Нуремберга, до Лондона. Но в конце 1580-х годов Бертольд утратил право продавать это лекарство из-за введения императором Рудольфом II специальной лицензии, предусматривающей продажу данного лекарства в городе Стриге, и в произведениях Монтануса доверие к Бертольду пошатнулось. Хоть и не совсем так, как хотел Бертольд, но все же проведенные исследования стали первым шагом на пути к образованию монопольного рынка.



Исследования противоядий – это самые очевидные примеры растущего стремления к упорядочиванию сведений в области медицины и к урегулированию фармакологического рынка. В конце 1600 годов королевская семья Франца Бурбона ввела регулярные монопольные привилегии и льготы для тех, кто изобретает новые фармакологические компоненты. Многие кандидаты представляли своих «скрытых гигантов» на утверждение личному врачу короля или другим советникам королевства, добавляя доказательства некоторых клинических исследований. Если утверждение получить не удавалось, заявители могли получать королевские «патентные письма» или «сертификаты о повышении», которые давали им законные монополии по всему королевству Франции, и которые предусматривал значительные штрафы для мошенников. Это имело большое значение в целом для того, чтобы укрепить монополию связей в Версале. Лечащий врач короля по имени Клауд Жан-Бабтист Додарт (1664-1730) наряду с тем, что он испытывал сомнения в отношении тайных соглашений между политической элитой пред современной эпохи с фармацевтической индустрией, испытывал на себе давление в отношении предоставления привилегий крупным уполномоченным лицам и медицинским фаворитам членов королевской семьи. В 1728 году Додарт принял решение о делении ответственности за оценку новых лекарств с комиссией специалистов, состоящей из врачей, хирургов и фармацевтов. Функцией этого комитета была оценка того, действительно ли лекарство является новым, и установление существующих тайных лекарств у фармакологов и представление их как «общественный товар» (эквивалентные препараты 18 века). Однако реформы Додарта долго не продлились. Было убеждение, что лекарства Жан-Бабтиста Сенака (1693–1770), одного из лечащих врачей короля Додарта, было утверждено за деньги без учета мнения членов комиссии.



Некоторые тесты, направленные на лекарства, проводимые с целью поддержания монопольных привилегий, имели тесную связь с некоторыми военными закупками. Уполномоченные государственные лица заметили, что такие болезни, как сыпной тиф, брюшной тип, малярия и дизентерия больше реальных сражений убивали военных и моряков. Поэтому они нуждались в людях, с которыми был бы составлен договор о покупке для них критически важных лекарств. Самым известным лекарством, протестированным для военного использования и для монопольных привилегий во Франции в 17 веке стало лекарство против дизентерии, которое было открыто врачом Андриеном Гельветиусом (1662-1727), рожденным в Германии. Главные активным компонентом этого лекарства были корни ipecacuanha (ipecac), прибывшие из Бразилии. Благодаря тайной технике подготовки, лекарство готовилось путем использования сырья для снижения рвотных характеристик, лекарство проникало в пищеварительную систему и оказывало «особое действие» против дизентерии. Для того, чтобы гарантировать эффективность лекарства, Луи XIV приказал секретарю морских вооруженных сил протестировать лекарство в парижских больницах под наблюдением двух практикантов из дворцового народа. Но больницы не проявили особого желания сотрудничать с алчными медицинскими предпринимателями. Поэтому когда Гельветиус в целях лучшего управления частной собственностью и изоляции образцовы тщетно попытался убрать четырех человек из больницы «Отель-Дье», он наткнулся на сопротивление религиозного руководителя и медсестер больницы. В такой ситуации, чтобы больше не тратить время, Гельветиус обратился напрямую к королевским руководителям, и ни отдали распоряжение о том, чтобы больница исполнила приказ короля и оказали содействие Гельветиусу. Исследование завершилось успешно, и в 1688 году Гельветиус получил законную монополию на производство и продажу лекарства, изобретенного им. Исследования, проведенные в отношении лекарства против цинги в 18 веке в морском флоте Англии, занимают место среди иных исследований, проводимых в целях стимуляции военного дела.



Проведенное исследование показало, что успешные исследования, проводимые и на животных, и на людях, под управлением врачей, приближенных к королевской семье, представили собой важное доказательство для уполномоченных лиц, выдающих монополии на лекарства в период 1500-1800 гг. Однако обращения, которые практиковались в городах раннего современного периода, которые управлялись силами и широкими структурами патронажа, и процессы проведения теста оставляли за собой неопределенность. Права на интеллектуальную собственность на фармакологическом рынке начались с патента, который получил свое начало в 1790 году. До этого права на монополию, предусматривающие разрешение на продажу определенного лекарственного препарата, считались не правами предпринимателя, а подарком королевской семьи. В конце эпохи просвещения новые либеральные взгляды о правах на интеллектуальную собственность скорее рассматривались как право городских предпринимателей, чем как привилегия в обеспечении прибыли от изобретения. Подобные новые взгляды требовали информирования общества, ограничения времени для привилегий и управления со стороны правительственными патентными офисами. Однако право на интеллектуальную собственность в настоящее время предусматривает мобилизованные исследования лекарства, по сравнению с монополиями, получившими утверждение от государства при старой форме абсолютизма.




Будьте здоровы и счастливы...
Профессор Д-р Мустафа Оздоган
Информация, представленная в данной статье, предназначена только для информационных целей, для диагностики и лечения обязательно обратитесь к врачу.