Главная - Новости онкологии - Общие новости - Смерть рака
Смерть рака

Смерть рака

Размер шрифта:
уменьшить
сбросить
увеличить

В последние годы с помощью многих статей и различных мероприятий мы попытались объяснить, что рак является заболеванием, которое в значительной степени можно предотвратить или вылечить. Пытаясь распространить это понимание, конечно мы не можем не учитывать то, что рак является заболеванием, которое в большей степени вызывает смерть. Тем не менее, по сравнению с предшествующими 50 лет мы перепрыгнули целую эру в лечении рака, более того, мы можем сказать, что судьба рака начала меняться. Несмотря на то, что на данный момент трудно определить какой-либо точный срок, специалисты этой области считают, что в ближайшие 50 лет рак можно будет полностью излечить. Один из хорошо известных специалистов доктор Винсент ДеВита, который сам стал очевидцем 50-ти летнего приключения лечения рака, опубликовал книгу «The Death of Cancer» (Смерть рака), в которой рассказал о проблеме, актуальной для него, как с точки зрения врача, так и с точки зрения пациента, у которого диагностировали рак. Таким образом, в нашей статье мы хотели бы поделиться с вами переводом ценных интервью, опубликованные в этой книге.



Доктор Мори Mаркман: «Здравствуйте. Мы проводим наше интервью с одним из самых влиятельных врачей и исследователей в области лечения онкологических пациентов, доктором Винсент Т. ДеВита, который удостоен многих наград за свою успешную деятельность в области онкологии и который, разработав метод лечения для больных лимфомой Ходжкина на основе использования 4-х лекарственных препаратов, стал известен своей ролью и значительным вкладом в начало современной эры химиотерапии в середине 1960-х годов. Его коллеги назвали такое развитие одним из самых крупных событий в современной онкологии. Доктор ДеВита опубликовал книгу «Смерть рака», в которой поделился своим опытом в области исследования и лечения рака».



В качестве одного из ведущих онкологов доктор ДеВита в своей книге описывает очевидные факты, указывающие на то, что рак является излечимым заболеванием и как можно добиться успеха в борьбе с раком. Поэтому я хотел бы задать первый вопрос, волнующий многих людей: Почему вы написали эту книгу?



Доктор Винсент Т. ДеВита: «Как вы знаете, американский народ в ходе борьбы против рака выплатил налогов на сумму более 100 миллиардов долларов США. Я подумал, что оказался в нужном месте и в нужное время. В то время я был членом Онкологического Общества. Моя деятельность была направлена на заинтересованность к проблемам борьбы с раком, занимающейся благотворительностью Мэри Ласкер. Затем я стал заниматься разработкой различных программ и управлял работой двух онкологических центров. После чего, мне предоставилась возможность стать президентом Американского Онкологического Общества.



Более того, как будто у меня было недостаточно опыта так мне самому диагностировали рак. Я сказал сам себе: «Я должен сделать это. Находясь в таком положении, я еще раз должен оценить полученный опыт, таким образом, опираясь на опыт того, кто вылечится, сам пройдя через все это, люди действительно будут знать, что они смогут получить взамен выплачиваемых ими денег.» Поэтому я и написал эту книгу, причем я сделал это вместе с чудесной писательницей, своей дочкой Элизабет. Я хотел, чтобы она, наделяла меня мужеством оставаться честным, помогая при этом, описывать и излагать все мои действия. Эта книга написана для людей, а не для врачей и медсестер. Некоторые полагают, что она написана только для медицинского персонала, но это не так. Вот почему я написал эту книгу».



Доктор Мори Маркман: «Я действительно хочу поблагодарить вас за это. Написать эту книгу и посвятить ее обществу - действительно это достойно восхищения. Мой вопрос в следующем: какое основное послание вы хотели донести тем, кто читает эту книгу?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Основная идея заключается в том, что имеется не только вероятность победы в борьбе с раком, как это уже упоминалось ранее, а существует безоговорочное поражение рака в ходе этой борьбы. Люди не ценят важные изменения, сделанные в области рака начиная с 1971 года».



Таким образом, начиная с 1971 года 65% от суммы в 100 миллиардов долларов мы вложили в поддержку исследований, а это представляет собой довольно огромную сумму, выделенную для проведения подобных исследований. Начиная с 1990-1991 года, заболеваемость онкологическими заболеваниями и связанная с раком смертность, стали заметно снижаться. Лечение рака никогда не было легким и тем не менее, уровень заболеваемости по сравнению с прошлым намного меньше».



Одно из самых важных событий имело место в процессе ранней диагностики и лечения рака молочной железы. Уровень смертности от рака груди снизился на 25%. Общие показатели смертности от онкологических заболеваний в развитых странах мира снизились на 25%. В настоящее время это соотношение, вероятно, намного больше, потому что представленные данные относятся за предыдущие 5 лет. Если брать в расчет показатели за 2016 год, учитывая при этом использование таких новых методов, как: таргетная терапия, иммунотерапия, то вероятно, это соотношение составит около 35%, а это является довольно стабильным развитием.



Другими словами, идея заключается в следующем: Мы не только побеждаем рак, в то же время рак безоговорочно проигрывает в этой борьбе»

Доктор Мори Mаркман: «Верно».



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Пока это отражается только на лечебных клиниках, другими словами, пока еще не существует наилучшего способа. Но мы знаем, что они станут еще лучше. Я думаю, что люди нуждаются в наших оптимистических взглядах, благодаря которым мы можем обнадеживать их. Одной из причин, приводящей в замешательство людей, это то, что в процессе лечения рака мы просим их вернуться домой и продолжать жить нормальной жизнью и они делают это. Большинство из них, после раздумий уже не говорят: «Я болен раком и я...». Некоторые же наоборот, говорят об этом, а некоторые даже начинают проводить активную деятельность и становятся активистами. Но к сожалению, число их невелико. Те, больные раком, кто в основном встречается вам, считают себя жертвами этой болезни и к сожалению, такие встречаются намного чаще. Люди даже не задумываются о том, какое количество людей излечилось от диагностируемым им различных онкологических заболеваний».



Доктор Мори Маркман: «Это очень важное и позитивное послание. Несмотря на то, что вы ясно выразились, что вы эту книгу написали и посвятили обычным людям, содержится ли в ней или задумывалось ли какое-либо послание для врачей, онкологов и/или специалистов в области здравоохранения?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Как я уже излагал в своей книге, есть некоторые врачи, которые не проявляют должного энтузиазма лечению рака. Некоторые онкологические больные передают себя в руки таких врачей, которые сами не верят в их успешное выздоровление. Если вам недавно был диагностирован рак и ваш лечащий врач говорит вам: «К сожалению, у вас обнаружен рак, медицина здесь бессильна и я ничем не смогу помочь.», то знайте, что вы должны сменить врача, потому что, в наши дни для каждого уже существует достаточно много того, что может быть сделано для тех, кто болеет раком.»



Доктор Мори Маркман: «Описанные в книге, некоторые диалоги и темы представляют собой своего рода "концепцию терапии", о которой я особенно хотела бы поговорить и услышать ваш комментарий. В своей книге вы открыто заявили о том, что рак можно победить и что вы выступаете в поддержку, когда речь заходит о лечении. Хотели бы вы прокомментировать это?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Я заметил, что в наши дни многие избегают использовать само слово лечение (курс лечения). Я один из тех в Йельском университете, кто имеет противоположные взгляды. "Мы не знаем, сможете ли вы выздороветь." - это звучит довольно традиционно. Это даже можно сказать, как бы в своем роде угроза, страх. Исходя из той логики, что если мы уговорим пациента на прохождение лечения и рак повторится снова, ответственность будет лежать на самом пациенте.



Думаю, что они предпочли бы полностью избавиться от заболевания раком и даже не хотели бы слышать от врачей, таких высказываний, как: "Вы не сможете вылечиться", или "мы не уверены, что вы сможете выздороветь". Они хотят вернуться к себе домой и чувствовать себя комфортно. Почти у всех видов онкологических заболеваний имеется определенный срок протекания болезни, в течении которого если рак не возобновится, то можно говорить об отсутствии возможности рецидива заболевания.



Например, такая продолжительность протекания болезни Ходжкина составляет около 4-х лет. Пациенты достигают состояния ремиссии (начало проявления симптомов рака и полное исчезновение всех симптомов), после чего, остаются пребывать на этой стадии, при этом в течение 4-х лет они не подвергаются каким-либо процедурам лечения. Мои чувства по отношению к ним направлены на то, чтобы обнадежить их мыслью о предстоящем лечении, а также привить им оптимизм.



В последнее время в области рака происходит много всего интересного. Лучший пример, наиболее хорошо знакомый мне в этом отношении – это осуществление нами курса лечения хронического миелолейкоза, являющимся довольно серьезным заболеванием, которое приводит к летальному исходу. В течение короткого времени мы можем способствовать переход нашего пациента на стадию ремиссии, но этот тип рака по-прежнему является смертельной болезнью. В последнее время пациенты проходят лечение в основе которой лежит применение химиотерапевтических препаратов, благодаря которым они ведут нормальную жизнь. Тем не менее, в случае, если пациенты проявляют устойчивость к применяемому лечению с использованием вводимых химиотерапевтических препаратов (таблеток), возможно к ним будут применены еще 4 других, разработанных предприятиями фармацевтической промышленности, лекарственных препарата, и вероятней всего, мы будем продолжать действовать таким образом. Если даже у пациентов не проявляется улучшение состояния здоровья, то все равно это заболевание мы можем держать под контролем. Таким образом, пациенты могут вести нормальный образ жизни.



Доктор Мори Маркман: «Винсент, излагая в книге как свой собственный опыт в борьбе против рака, так и опыт вашего сына, связанного с его заболеванием, вы довольно открыто, честно и сентиментально проявили свои чувства. Как это повлияло на вас? Что вы чувствовали на тот момент и какие чувства одолевают вами в настоящее время?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «У моего сына развилась анапластическая анемия. Для защиты от инфекций он был помещен в комнату с ламинарным потоком воздуха. Если не считая краткосрочных выездов, он провел там около 8 лет. Мы работали с NASA (Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства) и поэтому смогли выводить его, одев на него космический скафандр. Он никогда не покидал эту комнату. Я думаю, что я много проявлял эмпатии в отношении семей, имеющих заболевших или потерявших своих детей от лейкемии, но когда это коснулось меня лично, то это получился совершенно другой опыт. Я думаю, что это способствовало мне стать еще более лучшим специалистом, позволяя изменится мне во многих отношениях.



Мне диагностировали рак простаты, и я думаю, что сделал многое того, что в таком случае делают многие врачи. Я проигнорировал свое заболевание и стал действовать согласно принципу: "Делай то, что я говорю и не делай того, что делаю я". В конце концов, мне был поставлен диагноз. Да, это был действительно тяжелый случай. Простата была довольно огромных размеров. Я не сделал того, что обычно я делал для своих пациентов: не искал места, где они могли бы получить наилучшее лечение и куда бы их можно было бы направить. Я попросил, чтобы это за меня сделал бы мой коллега, доктор Стив Росенберг. Он провел отличную работу, после чего направил меня к одному из лучших хирургов страны доктору Питеру Скардино. Это дало возможность понять мне систему из внутри и я осознал, как это действительно сложно. Тем не менее, когда вы самостоятельно приобретаете опыт все намного складывается по-другому. Благодаря ему я очень сильно изменился.



Доктор Мори Маркман: «На протяжении всей своей карьеры вы обсуждали некоторые противоречия. Оглядываясь назад, к комбинированной химиотерапии по началу тоже относились противоречиво. Почему же в настоящее время проявляется в своем роде нежелание к проведению терапии, применяемой в качестве стандартного лечения? Я вижу, что в наши дни пока еще не проявляется сильного желания для воплощения новых идей. Оказывается довольно упорное сопротивление всему новому. Что вы думаете по этому поводу?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Давайте разделим это на две части. Первая часть относится к 1960 году. Лечение рака посредством лекарственных препаратов считалось безумием, а тех врачей, кто смог это осуществить считали сумасшедшими. Методы были совершенно недостаточны. Все предпринимаемые попытки и действия тех, кто тщательно пытался выполнить это, рассматривались как нечто за гранью допустимого.



Я был молодым врачом и закончил такой университет, что никто не мог бы даже выступить за меня в качестве рекомендующего лица для осуществления задуманного. Это считалось просто безумием. Применение комбинированных лекарственных препаратов являлось ошибочным в медицинской практике. Впервые, такое комбинированное лечение сочетало в себе применение антибиотика. Это оказалось относительно полезным. Когда вы начинаете использовать комбинированные препараты, складывается мнение, что больше не осталось попыток предпринять что-либо и это направлено для того, чтобы еще больше усугубить ситуацию больного. Таким образом, все используемые в настоящее время методы, ранее считались далекими от действительного применения.



Всем этим мы занимались на базе Национального Онкологического Общества. Несмотря на то, все наши действия подвергались критике, мы все равно имели возможность заниматься и никто не в силах не мог остановить нас в этом защищенном месте. В противном случае вы связаны по рукам и ногам, и все ваши действия ограничены. Заниматься этим в каком-либо другом месте не представляется возможным. Я поехал в Йельский университет, затем мне пришлось взять продолжительный отпуск, чтобы закончить свой квалификационный период и после чего, уже в Йельском университете я приступил к применению на практике некоторых из новых разработанных методов. Не оставляя место неясности и неопределенности, мне многие заявляли, что это безумие. Затем, я вернулся в Национальное Онкологическое Общество.



Сегодня я вижу то же самое. Люди по-прежнему безразличны к инновациям. Например, существуют доказательства в отношении правила, гласящего о необходимости использования различных комбинаций лекарственных препаратов при лечении онкологических заболеваний. За некоторыми исключениями, вам просто необходимо применять комбинированную терапию. На самом деле, вы можете видеть уже сегодня, что при проявлениях меланомы комбинированная иммунотерапия обеспечивает лучшие результаты и является более эффективной, чем единственный иммунологический агент (лекарственный препарат), применяемый в ходе такого лечения.


Я не знаю, почему мы каждый раз должны заново доказывать это. Тем не менее, нам приходится это, потому, что этого от нас требует Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA). Я думаю, что FDA живет еще прошлым веком, и нужно, чтобы она уже вернулась в это столетие. В книге мы довольно много упоминали об этом. Я думаю, что одна из наших проблем, то, что мы очень щепетильно подходим ко всему. Врачи боятся, думая, что они лишаться лицензии, полномочий проводить исследования, а также будут наказаны за свои действия, которые могут отличаться от уже устоявшихся и ранее вошедших в привычку действий, а также за многое другое подобного рода».



Доктор Мори Маркман: «Вы рассказали о проблемах. В своей книге вы упомянули об Агентстве продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA). Итак, что мы можем сделать, чтобы изменить эту ситуацию? Я чувствую некоторое разочарование. Очевидны невероятные улучшения, а те, которые предстоят случиться в будущем, еще существенней. Как вы и описали в своей книге, мы находимся в замедленной среде. Конечно же, Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности (FDA) со своими правилами имеет 60-летнюю историю. Что мы можем сделать, чтобы исправить это?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Посредством книги, я пытался сделать это. Я думал, что смогу привлечь внимание людей, которые смогут повлиять или действительно исправить это, это подвластно конгрессу. Я думаю, что они даже не осознают, с чем сталкиваются и в какой среде находятся наши врачи. На самом деле, они находятся зажатыми в среде, управление в которой возлагается на Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA) и которое обеспечивает фармацевтическую деятельность, а также управляет выполнением исследований. Когда вы изучаете пособия, в которых описываются некоторые химиотерапевтические препараты, можно встретить следующие фразы: "рекомендуется к применению после использования этого препарата, перед использованием этого препарата, применение данного препарата одобрено".



Эти люди, находясь на расстоянии в 4 800 км от этого пациента, говорят вам, когда именно необходимо принимать лекарственное средство. Большая часть разрабатываемых лекарственных препаратов, как правило, теряет свою силу в маркетинговой период. Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA) парализует постмаркетинговый период. Я думаю, что у этого имеется простое решение. В своей книге я рассказал о нем. Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA) и Национальное Онкологическое Общество (NCI) полностью должны передать все клинические испытания фазы I и фазы II в онкологические центры. FDA и NCI могут сохранить за собой право наблюдать, отслеживать и осуществлять контроль над проводимыми научными исследованиями. В настоящее время они и так обладают этими правами, в связи с чем, они и позже могут осуществлять это. При этом, они обязаны передать всю ответственность. I фазу испытаний вы можете начать проводить в своем собственном онкологическом центре, при этом вам не обязательно будет возвращаться к пройденным этапам. Для того, чтобы внести изменения вам не нужно будет возвращаться и повторно обращаться к Агентству продовольственной и фармацевтической безопасности (FDA) и Национальному Онкологическому Обществу (NCI). Все изменения вы можете внести в своей собственной внутренней структуре вместе со своим комитетом по контролю за проведением исследований, при этом, вы также сможете осуществить проведение исследований фазы II, на которой могут быть достигнуты успешные результаты.



Кроме того, я думаю, что существует необходимость изменить форму процесса одобрения лекарственных препаратов, осуществление которых проводится Агентством продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA). Лекарственные препараты должны проходить утверждение, учитывая их безопасность, но такая безопасность должна рассматриваться, принимая в расчет пациента, который будет принимать это лекарственное средство. Безопасность лекарственного препарата будет влиять на последующую жизнь пациента. Безопасность и эффективное воздействие препарата очень важны для поражения биологической мишени.



При разработке, имеющего значимую важность, препарата или рецептора важно, если этот препарат окажет воздействие на рецептор, то необходимо получить соответствующее от них одобрение. Такой препарат вы добавляете к терапевтическим средствам, используемым врачами в ходе лечения пациентов, при этом они имеют возможность смешивать препараты на свое усмотрение и проводить соответствующее сравнение. Недавно я участвовал на собрании членов Общества Болтливых Глупцов. Это было лучшее собрание, на котором мне довелось побывать за все время своей карьеры. Потому, что в действительности это собрание представляло собой поле битвы, на котором проходило обсуждение всех данных. В ходе обсуждения были сопоставлены лабораторные данные, после чего мы смогли составить протокол. Вместе с современными системами проверки такие процедуры можно осуществить в течении 800 дней.



Вы можете передать это в онкологические центры. Каждый из этих центров создает Общество Болтливых Глупцов, члены которого осведомлены о всех биологических направлениях и видах мутаций, при этом они смешивают и сопоставляют различные методы лечения.



Самое интересное заключается не только в заметном облегчении некоторых вещей, но и то, что это является менее дорогостоящим способом. Для того, чтобы внести какие-либо изменения, вам не требуется запускать ракету на Луну, просто необходимо, чтобы представители Агентства продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA) и Национального Онкологического Общества, всего лишь отказались от некоторых из своих полномочий и компетенций. К сожалению, в отличие от этого, власти Вашингтона Колумбийского региона по своей собственной воле отказываются от таких полномочий и компетенций.



Если я даже и раскритикую их в своей книге за то, что они создают проблемы, многие онкологические центры достигли того этапа, когда они сами могут делать это с легкостью. Эти центры содержат намного больше специалистов, чем до сегодняшнего момента содержалось в Агентстве продовольственной и фармацевтической безопасности. Необходимо оставить в прошлом устоявшиеся правила за 1970-е годы и освободить Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности США от выполнения всех действий по выполнению исследований, а также, от оговоренной мной выше, выполнения программы, которая основана на применении лекарственных препаратов пациентами, до того, как эти препараты будут утверждены».



Доктор Мори Маркман: «В своей книге вы очень ясно и четко описали о своем разочаровании, которое постигло вас в ходе приобретения вами опыта в онкологических центрах. Мой вопрос в следующем, вы выразились косвенно, меняется ли устрой онкологических центров, в частности, меняются ли академические матричные организации или учреждения, которые не в полной степени сосредотачиваются на онкологию? Имеет ли место такие изменения?»



Я думаю, что вопрос звучит так: «Требуется ли нам задумываться всесторонне, нежели думать о затратах онкологических центров? Каким образом и для чего вы выделите им ресурсы, а также кто несет ответственность за формирование и методы исполнения?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «На это можно ответить так: да и только да. Полный ответ может занять час. Отвечаю: да. Я нахожусь в Йельевском университете и очень критикую его. Я способен прогнозировать и если что-то пойдет не так, я могу найти этому объяснение. Мы проделали довольно долгий путь и я хотел бы подчеркнуть, что в ходе применения результатов исследований мы продвинулись намного вперед и стали гораздо лучше.



Когда я прибыл в Йельский университет, многие были обеспокоены в связи с проведением исследований. Этап проведения исследований, в некотором роде, был проигнорирован, при этом, имелись определенные трудности для его реализации. В настоящее время во главе медицинской онкологии стоит Рой Хербст. Он чудесно выполняет работу, связанную с внедрением результатов. И в конце концов, да, такие изменения происходят.



Но, к сожалению, не все. Не так давно, мне довелось набраться опыта в онкологическом центре нашей страны, в котором отсутствовал командный дух. Во всех наших онкологических центрах имеется, работающий в команде, персонал. Если вам диагностирован рак легких, вы будете замечены людьми этой команды. В моем же случае, даже упоминание о командном духе отсутствовало. Просто пациент поочередно обходил разных докторов. Я думаю, что много было всего пройдено и преодолено различных трудностей. Мне кажется, что клинические исследования можно передать в онкологические центры».



Доктор Мори Маркман: «Теперь я хочу вернуться к исследованиям. Я хочу спросить вас, хотя этого и не стоило бы делать, но я наберусь смелости спросить вас. Чтобы вы обратились за прогнозом к своему хрустальному шару. Мы говорили об иммунотерапии. Мы задумывались о том, как если бы намного раньше посредством иммунотерапии могли бы лечить онкологические заболевания. Вспомните, что мы проводили исследование в отношении опухолевых клеток нейраминидазы (фермент гликозид гидролазы) и вакцины БЦЖ. Я имею в виду, что при мысли об этом, мы говорим «Боже мой, в это невозможно поверить». На данный момент мы достигли многого. Безусловно, мы узнали много нового. Имеются чувствительные препараты, изучаются области геномики и протеомики. Как вы думаете, что нас ждет в будущем? Что представляет собой будущее? Может оно заключается в иммунотерапии, таргетной терапии или комбинированном лечении? Что вы можете сказать обо всем этом, опираясь на полученный вами опыт и ваши наблюдения?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «В своей книге я озвучил это, как "Смерть Рака". Я изучил, описанные Вайнбергом и Хананой, 8 отличительных признаков рака. "Когда проявляется успех, мы атакуем 2-ой или 3-ий такой признак," говорят они. В дальнейшем мы будем рассматривать нападение на все остальные отличительные признаки рака. Иммунотерапия играет важную роль в этом. Обход иммунной системы является одним из этих признаков. Я считаю, что переломным моментом всех наших идей послужила разработка ингибиторов в 1996 году. Мы боролись в течение многих лет, пытаясь выяснить, почему мы не можем подавить иммунную систему, чтобы искоренить рак.



Доктор Стивен Розенберг посредством стимулирования интерлейкином -2 (ИЛ-2) иммунокомпетентных клеток, атакующих опухоль, применил это к пациентам, в результате чего, у 10% или 15% из них наблюдалось отличное реагирование организма на подобное стимулирование, в то время как у остальной части пациентов не проявилось какой-либо реакции организма. Мы не смогли выяснить причину такого проявления. Джим Эллисон, способствовал решению этой проблемы, указывая на наличие контрольно-пропускных пунктов.



В данное время контрольно-пропускные пункты ингибиторов уже с давних пор продолжают оставаться на переднем плане, послужив при этом, изменению рынка и формы иммунотерапии. Я не верю, что только при помощи одной лишь иммунотерапии можно искоренить рак. Если мы не ограничены и имеем право на свободу объединения, то можно применять двойную терапию, которая включала бы использование химиотерапии и других методов лечения. Кроме того, как я уже говорил в книге в отношении других методов лечения, не обладающих какой-либо отличительной чертой "Желаю вам удачи в действующей нормативно-правовой среде." Агентство продовольственной и фармацевтической безопасности в Америке (FDA) заставляет фармацевтические компании по отдельности тестировать лекарственные препараты. Все, что вам необходимо сделать, это проводить совместное тестирование лекарственных препаратов в сочетании друг с другом».



Доктор Мори Маркман: «Можем ли мы это отрегулировать? Да.»



Доктор Т. Винсент ДеВита:«Если вы передадите в онкологические центры фазу I и фазу II проводимых исследований, то вы сможете на свое усмотрение делать все, что что только пожелаете. Самое важное, что необходимо сделать прежде всего, это обеспечить безопасность пациента и способствовать эффективному управлению. Таким образом, можно будет отрегулировать это намного быстрей и дешевле нынешней текущей стоимости. В этом плане, у нас есть идеи, направленные на причины возникновения и профилактику рака, которые действительно будут играть существенную роль и способствовать еще большему снижению себестоимости проводимого лечения».



Доктор Мори Маркман: «По вашему мнению, как можно прокомментировать профилактику рака в будущем?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Конечно, не может быть и доли сомнений, что никто не хочет болеть раком. Очень трудно доказать высокую себестоимость проводимой негативной или профилактической работы. Впервые, когда я стал задумываться о взаимосвязи питания с высоким содержанием жиров и раком молочной железы, я являлся членом Национального Онкологического Общества. Люди говорили о том, что тратят деньги на профилактику. В свою очередь мы сказали следующее: "Хорошо, мы проведем клиническое исследование в котором сравним диеты с низким содержанием жиров и нормальным образом питания, при этом выясним, можно ли снизить уровень развития рака молочной железы".



Мы провели исследование, после чего, данные о полученных результатах, я представил на рассмотрение в коллегию и сказал: "ну что, хотите ли вы это сделать? Нам нужно ваше одобрение. Это исследование будет стоить 150 миллионов долларов", сказал я. Они были сильно шокированы. Требовалось 150 миллионов долларов и шансы на успех были ничтожно малы или вовсе не было. Это очень дорогие исследования и к сожалению, результаты не бывают на столько сильны, как этого хотелось бы. Одна вещь, которую мы точно знаем: если вы бросите курить, то вы в значительной степени сможете сократить риск смерти от рака.



В последнее время в большом количестве имеют место публикации, связанные с развитием рака толстой кишки и употреблением таких изделий переработанного мяса, как бекон. На мой электронный адрес приходят письма от читателей, которые спрашивают, что делаю я? И это верно, ведь в действительности, если каждый день вы будете употреблять бекон, то хоть и не в значительной степени, но вы все таки будете способствовать увеличению риска развития рака толстой кишки. Но, что будет, если вы столкнетесь с пациентом, являющимся заядлым курильщиком? Как вы можете сказать ему, чтобы он прекратил употреблять бекон и меньше потреблял бы мясные изделия, при этом, не настаивая на том, чтобы он отказался от привычки табакокурения. Если все выше сказанное взвесить, то можно сказать, что потребление бекона уменьшится, а потребление сигарет достигнет наивысшего предела. Мы знаем, что отказ от курения всегда идет на пользу людям. При отказе от табакокурения, в значительной степени резко падает риск развития рака легких.



Мы можем способствовать росту такого падения. Если мы полностью откажемся от табакокурения, мы на 30% сможем снизить смертность от рака. Другим, каким-либо способом совершить это практически невозможно. Мы имеем химиопрофилактические препараты, благодаря которым представляется возможным сократить риск развития рака и ускорить рост такого снижения. Одним из неизученных направлений клинических исследований является химиопрофилактика у людей, отказавшихся от табакокурения. Длительность исследований в отношении снижения риска развития рака легких при отказе от курения составляет 15 лет, а для исследований, направленных на изучение риска развития рака головы и шеи может потребоваться около 10 лет. Это по-прежнему занимает довольно много времени.



Если мы будем применять химиопрофилактические препараты для этих пациентов, можно ли будет ускорить снижение риска развития рака и можно ли продолжительность такого срока в 15 лет снизить до 5 лет? К сожалению, мы не имеем каких-либо, раннее проведенных в этой области, исследований и я думаю, что мы и не сможем осуществить это. При этом, две вещи могут иметь важное значение. Во-первых, развитие рака можно задержать. Во-вторых, это большой фактор мотивации для людей, чтобы они бросили курить. Многие люди говорят: "Мы слишком давно курим. Что может это изменится при этом? ". Ответ заключается в следующем: "С момента, когда вы откажетесь от курения все может сильно измениться. Если вы откажетесь от этой пагубной привычки и начнете принимать химиопрофилактические препараты, то возможно, что в течении 5 лет полностью исчезнет риск, связанный с развитием ракового заболевания".



Доктор Мори Маркман: «Что вы ощущаете, когда несколько лет назад вас представляли в качестве одного из гигантов лечения рака?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Это большая честь для меня. Очень приятно, когда вас замечают и выделяют среди коллег компании, являющейся довольно солидным и мощным учреждением. Я находился в группе среди тех коллег, которыми в течении многих лет я сам восхищался. При чем, многие продолжают присоединяться к этой группе. Это большая честь для меня, и я думаю, что люди с нетерпением ждут того момента, когда в один прекрасный день они выступят в роли гиганта лечения онкологических заболеваний».



Доктор Мори Маркман: «Господин Винсент, в качестве учителя с приличным стажем работы, а также будучи администратором и руководителем в области медицины, что вы могли бы охарактеризовать в качестве изобретений или важных открытий?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Очень много всего в области онкологии, о чем хотелось бы рассказать. Но если речь идет о лечении рака, на мой взгляд, 3 парадигмы оказали огромное влияние.



Первое это то, что появилась возможность лечения продвинутой стадии ракового заболевания посредством применения комбинированной терапии с химиотерапией. Это послужило зарождению области адъювантного (профилактического) лечения при колоректальным раке и раке молочной железы.



Во-вторых, Брайан Друкер поставил на карту лечения таргетный препарат, который воздействовал на мутацию BCR-ABL при миелоцитарной лейкемии. Это привело к исходной точке применения таргетной терапии. В настоящее время, мы используем данный подход для нахождение цели и исследования геномы рака легкого, рака кожи, меланомы и многих других видов рака.



В-третьих, имело место открытию контрольно-пропускных пунктов в иммунотерапии. Все эти 3 парадигмы, внеся существенные изменения, оказали значительное влияние на лечение.



Доктор Мори Маркман: «И, наконец, последний вопрос. Чем вы заняты в последние дни? Я знаю, что вы написали книгу и принимаете участие в различных программах в качестве докладчика. Как вы проводите свое время?»



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Мы выпустили в свет книгу "Практика и принципы онкологии". Мы приступаем к выпуску 11-ого издания. Я не знаю, почему я это делаю, но мне это очень нравится. Не имея возможность расслабиться, я остаюсь находиться в курсе самых последних событий. Мы подготовили эту книгу вместе с 3-мя редакторами, и поверьте мне, это было очень утомительно, но вместе с этим, это довольно важный процесс. Таким образом, я потратил на это все свое время. Вы и сами знаете, что написание книги отнимает довольно много времени. Помимо этого, я провожу консультации для пациентов, при этом я не отслеживаю ход лечения больных. Другими словами, я только предоставляю консультации и направляю пациента к более молодым специалистам, которые будут следить ходом его лечения, помимо этого, я также провожу обучение. Одним из самых больших преимуществ пожилого возраста, это то, что имеется больше времени вести сидячий образ жизни, посвящать себя области специализации, выполнять оценку и подводить итоги по проделанной работе.»



Доктор Мори Маркман: «Винс, моя благодарность не знает предела. Будучи лично моим онкологом, а также наставником будущих поколений - медицинских, хирургических и радиационных онкологов, и вместе с тем, что вы делаете для нынешних и будущих онкологических больных, вы являетесь абсолютным гигантом в области лечения рака. Для меня большая честь быть знакомым с вами и работать под вашим руководством. Огромное спасибо вам».



Доктор Т. Винсент ДеВита: «Очень мило с вашей стороны, Мори. Было приятно видеть вас.»



Доктор Мори Маркман: «Спасибо, для меня это составило огромное удовольствие».


Будьте здоровы и счастливы...
Профессор Д-р Мустафа Оздоган
Информация, представленная в данной статье, предназначена только для информационных целей, для диагностики и лечения обязательно обратитесь к врачу.